Эдуарду

Эдуарду как раз в мае исполнилось семнадцать лет. «Следователю» он сказал, что арестован случайно на улице и без всяких оснований, что в Самару приехал вместе со старшим братом-инвалидом в качестве беженца и не вмешивался ни в какие происходящие политические события. Очевидно, все материалы об Эдуарде находились среди документов на расстрелянных и поэтому «судебным следователям» не на что было опереться. Они колебались, но когда после прибытия очередной партии заключенных в тюрьме опять стало тесно, «следователь» освободил Эдуарда, но запретил ему выезжать из Самары, приказав два раза в неделю ходить отмечаться.

Эдуард пробыл в тюрьме тринадцать дней. В течение этого времени он поддерживал с Виллемом постоянную связь. Каждое утро Биллем проходил мимо тюрьмы, насвистывая всем нам с детства знакомый мотив. И каждый раз Эдуард отвечал ему через разбитое окно. Так они узнавали, что оба еще живы.

Теперь же братья были опять вместе. Но что делать дальше? Сколько времени еще удастся дурачить белогвардейцев? Как пробраться к своим? Эти вопросы надо было решать безотлагательно. Ясно одно — из Самары надо исчезнуть и чем раньше, тем лучше. Им удалось получить документы от одной из организаций, занимавшейся беженцами, сесть на пароход, идущий вверх по реке. Под видом людей, возвращающихся домой, они миновали белый кордон. В Казани братья сошли с парохода, пересели на поезд и в июне прибыли в Петроград.

Долго сидели мы в тот раз втроем, обсуждая насущные проблемы. В итоге наш «семейный совет» решил, что я буду продолжать учебу, Эдуард поступит на курсы пехотных командиров, а Биллем, негодный к военной службе, пойдет работать в советские органы. Дальше все развивалось по намеченному нами плану.

В июле 1918 года в Петрограде, на Фонтанке, в доме номер 2 собралась конференция эстонских секций РКП (б). Я представлял на ней коммунистов-курсантов. В повестке дня конференции стояли четыре вопроса: создание эстонских национальных частей Красной Армии, о военной подготовке членов партии, о характере и целях освободительной борьбы против оккупантов и организационный вопрос.

По первому вопросу с докладом выступил Яан Сихвер. Конференция решила ускорить создание эстонских коммунистических полков, призвала рабочих и крестьян-бедняков эстонской национальности, проживающих в Советской России, вступить в национальные части Красной Армии.

Оживленный обмен мнений развернулся вокруг вопроса о характере и целях освободительной борьбы против оккупантов.

Виктор Кингисепп считал, что основные усилия коммунистов следует направить на развертывание подпольной деятельности на оккупированной территории Эстонии.

This entry was posted in История Земли. Bookmark the permalink.

Comments are closed.