история произошла

Такая же история произошла с олифой. Я вышел из положения, отправившись в кладовую, и, по запаху найдя среди имевшихся там банок олифу, объяснил, что это мне и нужно.

Но все же таких случаев было немного, с каждым днем мы с мастером понимали друг друга все легче, а главное, я знал, что работаю и лучше и быстрее многих рабочих-бельгийцев. Когда я поступил на завод, там пользовались ножницами, которые не резали, а только гнули железо, получался брак. Я изготовил новые, мастер не переставал их хвалить.

Выслушав заявление хозяина, я вспылил и сказал студенту:

— Переведите, пусть дает расчет, я ухожу с завода…

Но студент начал убеждать меня не горячиться и не уходить, потому что, если я уйду, ему будет трудно в дальнейшем устроить сюда других товарищей.

На этом наш разговор окончился.

Про себя я решил, что нужно уезжать из Бельгии. Куда? Конечно, поближе к родине. Меня неудержимо тянуло домой. )

Пребывание за границей, при( незнании языка, нравов, при отсутствии подлинной связи с местной жизнью, обрекало меня на полную политическую пассивность. Надо было возвращаться в Россию — только там, на родине, для меня могла быть настоящая жизнь, только там я мог участвовать в революционной борьбе рабочего класса.

Должен сказать, что в петербургских партийных кружках некоторые из пропагандистов — меньшевики — рисовали западные буржуазные государства как счастливые демократические страны, в которых рабочему, дескать, живется привольно. В качестве излюбленного примера они приводили Бельгию. Теперь я смог убедиться, что эти любители буржуазных свобод обманывали нас, рабочих. Я видел, что, несмотря на существование парламента, профессиональных союзов, легальной социалистической партии, власть в Бельгии все равно в руках эксплуататоров, а рабочий человек фактически лишен всех прав.

This entry was posted in История Земли. Bookmark the permalink.

Comments are closed.