нас стало четверо

Таким образом, нас стало четверо. Но мы решили из осторожности держаться .порознь.

Но в скором времени ко мне в третий класс пришел Михаил. «Пойдем к нам, в носовую, поговорим с матросами», — предложил он.

Матросы, едущие в Англию, занимали нары в трюме носовой части. Мы опросили, хотят ли они поговорить с нами о политическом положении в России. На это они ответили, что им «велено быть» на нарах, но разговаривать и слушать, что говорят между собой пассажиры, никто не запретил. Только боцман возразил: «Собрания устраивать нельзя». — «Никакого собрания и не будет», — отвечал Михаил.

Мы сели с ним за столик и затеяли громкую беседу. Сначала Михаил спрашивал, а я отвечал, потом мы поменялись ролями. В общем это был доклад о текущем моменте в виде вопросов и ответов. Само собой разумеется, вертелись мы вокруг злободневной темы — революции 1905 года и причин ее поражения. Клеймили предательскую роль меньшевиков, объясняли большевистские лозунги. Матросы, свесившись с нар, слушали.

Боцман несколько раз, довольно, впрочем, робко, прерывал нас заявлением, что матросам пора спать. Мы спрашивали моряков: «Товарищи, мы вам мешаем спать?» И, конечно, получали отрицательный ответ. Нас .просили продолжать.

Только поздно вечером, простившись с нашими слушателями, мы поднялись на палубу. Здесь оказалась группа матросов, которые помещались в других частях парохода. Услышав о каком-то собрании в носовом отделении, они расположились у входа в трюм и не пропустили ни одного слова из нашей беседы.

На другой день, по просьбе матросов, мы продолжали свой политический «диалог». Боцман сидел, как и все остальные, на нарах. Мы уже знали со слов матросов, что он докладывал о нашей агитации офицеру, с которым следовала команда, но тот не выразил желания принимать против нас какие-либо меры. «Мы уже не в России, — якобы сказал он, — приходится терпеть…»

This entry was posted in История Земли. Bookmark the permalink.

Comments are closed.