Он меня понял

Он меня понял и ответил длинной тирадой, часто повторяя слово «патрон». Я знал, что «патрон» — значит хозяин, и сделал из этого вывод, что надо поговорить с владельцем завода.

В тот же вечер я нашел в эмигрантской кассе того студента, который рекомендовал меня на работу, и сказал ему, что плата несправедлива — ведь я квалифицированный мастеровой и работаю добросовестно.

Студент заворчал:

— Вот так вы все: приезжаете нелегально за границу и требуете, чтобы вам хорошо платили…

Я ему сказал, что поскольку я отдаю хозяину свой труд, он обязан мне платить не меньше, чем другим за такую же работу.

На другой день меня позвали к патрону, владельцу завода. У него сидел студент-меньшевик. Он спросил:

— Как выразить вашу претензию?

Я сказал, студент перевел. Потом они начали беседовать, не обращая на меня никакого внимания. Беседа их шла в мягком, почти дружеском тоне, видно было, что это люди, имеющие много общего. Наконец мой так называемый «партийный товарищ», обернувшись ко мне, сказал, что патрон считает меня действительно квалифицированным и добросовестным рабочим, но прибавить мне ничего не может, потому что я не знаю французского языка, а это якобы очень сильно снижает мою производительность. Патрон весьма доволен тем, что я изучаю язык, он обещает прибавить мне плату, как только мои занятия дадут плоды, в чем он не сомневается.

Это было издевательство. Действительно, у меня бывали случаи, когда приходилось терять время из-за моего неумения изъясняться с мастером. Как-то раз, помню, мне понадобилась жесть, чтобы сделать коробку для олифы, в которой нужно было закалить изготовленные мною ножницы для резки миллиметрового железа. Слова «жесть» по-французски я, конечно, не знал.

This entry was posted in История Земли. Bookmark the permalink.

Comments are closed.