Они призывали

Они призывали к мобилизации масс для защиты революционных преобразований, отражения выступления реакции. Однако, обладая значительной степенью единства, они все же не решились в своих действиях выйти за рамки АСС, пойти в массы, профсоюзные, студенческие организации, не желая вызвать раскола перед лицом наступления правых сил.

Несмотря на свои политические и идеологические воззрения, заметно отличавшиеся от насеровских, Садат в первый период пребывания у власти в своих выступлениях по вопросам внутренней и внешней политики утверждал, что является прямым наследником Насера, продолжателем его дела. Соотношение сил в египетском обществе, сложившееся за годы революционных преобразований, прочные позиции сторонников углубления прогрессивных социально-экономических реформ, огромная популярность идей Насера заставляли Садата на первых порах следовать курсу, проводившемуся покойным президентом. Противопоставить себя всему созданному революцией означало в тех конкретных исторических условиях политическое самоубийство.

Постепенно, однако, в выступлениях Садата стали мелькать высказывания, свидетельствующие о намерении «исправить ошибки прошлого периода». В книге «В поисках себя» он утверждал, что с первых дней пребывания у власти стремился создать собственный политический курс, отличный от насеровского. «Я им (членам руководства,—Л. К.) сразу заявил, что не могу допустить, чтобы все в стране шло так, как это было при Насере. Конечно, мы придерживаемся тех же принципов, однако в средствах достижения цели расходимся»6.

Несмотря на подчеркивание органической связи нового режима с насеровским, выдвинутый в официальном порядке в 1971 г. тезис о том, что в истории Египта завершился этап «революционной законности» и начался этап «конституционной законности», свидетельствовал о появлении первых признаков готовящейся ревизии главных идеологических положений насеризма. Выдвижение упомянутого положения в качестве официальной государственной доктрины недвусмысленно бросало тень на насеровский период истории Египта. Получалось, что режим, объявивший себя наследником Насера, фактически признал «незаконными» меры по подавлению контрреволюционных элементов в годы прогрессивных революционных преобразований.

4 Весьма характерным в этом отношении явился лозунг «суверенитета закона», провозглашая который, Садат давал понять буржуазии и крупным земельным собственникам, что в отличие от Насера он обязуется не прибегать к мерам чрезвычайного характера и не намерен как-либо ограничивать политических и имущественных прав этих классов, а, напротив, готов с ними сотрудничать. В подкрепление этого лозунга в феврале 1971 г. было объявлено о выплате денежной компенсации пяти тысячам.

This entry was posted in История Земли. Bookmark the permalink.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *