В это очень раннее утро 17 июля

В это очень раннее утро 17 июля ей, жительнице деревни Коптяки, понадобилось ехать в Екатеринбург: сына Николая забирали в Красную армию, вот она с невесткой и провожали его, да и рыбу надо было еще успеть продать на базаре. Этот день, не похожий ни на какой другой, надолго врезался ей в память: «Помню хорошо, что… именно в первую среду после Петрова дня»: «Ехали мы в коробке. На козлах сын сидел, а мы со снохой на сидении рядом.

Выехали мы тогда в три часа, в четвертом. Я потому время Вам указываю, что у меня в доме часы есть, и я хорошо помню, что мы тогда в это время выехали из дома. Проехали мы версты с четыре. Проехали мы Большой покос, стали подниматься в горку. Не помню вот, проехали мы первую от Коптяков свертку к руднику или к Галиной яме или не проехали, как цам навстречу двое верховых. Один был в матросской одежде, и я его хорошо узнала. Это был Верх-Исетский матрос Ваганов. Другой был в солдатской одежде: в солдатской шинели и солдатской фуражке. Верховые скоро нам навстречу ехали; впереди Ваганов, а сзади солдат. Как они только к нам подъехали, Ваганов на нас и заорал: «Заворачивайтесь назад!» А сам вынул револьвер и держит у меня над головой. Лошадь мы быстро завернули, круто, чуть коробок у нас не свалился. А они скачут окрло нас, и Ваганов орет: «Не оглядывайтесь, гребу вашу мать! Застрелю!»… Так мы скакали до елани, за которой Большой покос… »

Далее Зыкова заметила, что «видела впереди далеко от нас какую-то темную кучу, как бы вроде кучу людей в сером… показалось мне, что идет войско». Существенное замечание, сделанное ею, вероятно, на вопрос Соколова: «Стука колес я никакого не слыхала тогда от этой кучи».

Из глухой уральской деревушки Коптяки, получившей свое название по промыслу (копчению) древесного угля, коробок Зыковых и автомобиль с жертвами убийства из Ипатьевского дома выехали одновременно.

This entry was posted in История Земли. Bookmark the permalink.

Comments are closed.